Vasileff
Et d’un, tu vois ma lune; Et deux, vive la commune!
Забавно вообще получается. В институт я прихожу всё больше в невыспавшемся состоянии. То есть или если посплю всего пару часов, или же если вовсе не ложился ночью, вот как сегодня. Стрэйнджли энаф, при депривации сна у меня наступает такое вот состояние, когда словесный поток льётся рекой. Словесный понос совмещённый с умственным запором. Если вам не повезёт застать меня в таком состоянии — держитесь крепче, как бы вас не снесло. Это, наверное, несколько похоже на наркотик, не знаю, никогда не употреблял, не привлекался. В общем, я начинаю нести всякую чушь по поводу и без. Я и так люблю иногда рассказать какую-нибудь ерунду из своей жизни, но тут у меня просто сносит тормоза и я могу бес перерыва вывалить десяток историй про то, как я в детстве с одноклассником лазил по трансформаторным будкам и бил пивные бутылки, как мои другие одноклассники бухали на техническом этаже университетского общежития в Китае, как я с приятелем с дачи катался по лесным просекам и огибал лужи площадью с пол футбольного поля, как я в возрасте лет семи повесил маме международный телефонный разговор, как бабушка начитывала мне диктанты по русскому языку каждый день во время летних каникул, как, как, как, и ещё тысяча с лишним других никому не интересных случаев из жизни, которые я на трезвую голову не стал бы пересказывать никому. Ну как никому, не более одной такой истории за разговор. Тут же у меня один случай идёт за другим, калейдоскоп воспоминаний не даёт порой закончить историю и требует переходить к следующей. При этом я обычно очень весел, жизнерадостен и приветен в таком состоянии. Как будто действительно навеселе. Во всём теле безумная лёгкость, и только три точки тянут, тянут тяжестью куда-то, даже не вниз, а вглубь. Это глаза и сердце. Не болело бы так сердце — каждый день бы не высыпался, наверное. И нёс всякую чепуху, фиг с ними, со слушателями, перебьются.

@музыка: блюз апельсиновых корок

@настроение: накрывает